24. 01. 2022, понедельник, знаменатель
EN

Кружок трехмерной интерактивной графики «Лаборатория знаний» на базе Красноярского института железнодорожного транспорта

04 августа 2021 - 10:47 -- ivzhenko_oa

Алексей Блинков: «Мне нравится в кружковых проектах то, что они допускают командную работу»

Кружок трехмерной интерактивной графики «Лаборатория знаний» на базе Красноярского института железнодорожного транспорта имеет статус кружка НТИ. Студенты в нем могут занимать роли 3D‑моделлеров, дизайнеров, программистов, звуковиков, копирайтеров, менеджеров и т.д. Более опытные участники становятся лидерами проектов и ведут свои направления. Одним из них в этом году стал Алексей БЛИНКОВ, поделившийся своим впечатлением о кружке и мероприятиях Кружкового движения (КД). Беседу провела спецкор журнала Наталия САЮКИНА. 

Алексей Блинков запускает квадрокоптер
Н.С.: Расскажите, пожалуйста, о себе и о вашем кружке.
А.Б.: Я закончил третий курс Красноярского института железнодорожного транспорта на факультете «Системы обеспечения движения поездов». С первого курса занимаюсь 3D-моделированием в кружке, руководит которым Евгений Викторович Бойков. Начинал я с программы ANSYS, продолжил в «Компасе», с третьего курса стал плотно работать в Unity и 3ds Max.

Недавно у меня появились свои стажеры, то есть я стал лидером направления. Они, как и я, занимаются программированием и 3D-моделированием. Мы создавали учебники и приложения, а сейчас работаем над моделированием тяговой подстанции. Это место, в котором находится оборудование и аппаратура для приёма, передачи и преобразования электроэнергии.

Н.С.: Как Вы работаете со стажерами и сколько их?
А.Б.: Сейчас у меня пять стажеров-студентов, на следующий год попросилось еще трое. Я обучаю их 3ds Max. Начинаем с простых команд и моделей, объединяем их в более сложные. В дальнейшем эти навыки можно будет применить в больших проектах. Мыспециализируемся на техническом оборудовании, хотя после обучения стажеры смогут сами решить, что именно они хотят моделировать и программировать. Азы у всего общие.

Н.С.: Пользуется ли вашими разработками университет?
А.Б.: Естественно. Первоначальная задача кружка, так как мы находимся на базе университета, вести разработки для его студентов. Так мы создали интерактивный тренажер «Слив нефтепродуктов из железнодорожных цистерн». Это приложение разработано как для персональных компьютеров, так и для мобильных устройств. В нем существует набор квестов и заданий, то есть одновременно проводится и обучение, и проверка знаний. 

Алексей Блинков тестирует созданный в кружке тренажер
С.Н.: Расскажите, пожалуйста, о своем участии в проектах КД НТИ.
А.Б.: Это первый учебный год, когда я участвовал в кружковых проектах.
Мы попробовали силы в «Университете 20.35», соревновались в разных конкурсах, не только НТИ, с моделями по обучению студентов в VR-очках, созданных в этом году.
Сейчас участвуем в «Архипелаге». И я индивидуально, и мы с командой от кружка. Поначалу казалось, что это один из обычных конкурсов, куда отправляешь заявку и ждешь итогов, или где выступаешь через зум, а потом получаешь лишь конечнуюоценку: отлично или не отлично. Но на«Архипелаге» идет работа с конкурсантами, на почту или по телефону сообщают о недочетах, которые можно обсудить, информируют о дополнительных мероприятиях.

С.Н.: А есть что-то, что не понравилось на«Архипелаге»?
А.Б.: Однажды мне позвонили в час ночи для некоторых уточнений. Я понимаю, что это, скорее всего, из московского региона, но меня ждала производственная практика на следующий день в 8 утра… Я растерялся, не понимал, что от меня хотят. На следующий день перезвонили в удобное время, сказали, где что исправить. Это единичный случай, других минусов не помню.

С.Н.: Какие еще, на ваш взгляд, мероприятия и конкурсы могли бы появиться у КД? Что сделало бы его лучше?
А.Б.: Есть такая группа конкурсов, по ТРИЗ, про изобретательство, – в них мне понравилось присутствие специалистов, которые могут ответить на вопросы по твоему узкому направлению. Я был с квадрокоптером, а человек, который ими давно занимается, делал замечания. Подобные конкурсы редки. В других тоже есть специалисты, но менее узкопрофильные. Ты можешь говорить: «Я это сделал, мне это нравится», – и считать, что это топ, но узкопрофильный специалист сможет сказать: «Нет, друг, вот тут и тут это не будет работать». Мне кажется, если развивать конкурсы, то только в этом. Потому что состязаний много, участвовать во всех, даже если захочется, времени не хватит, а вот советующих специалистов на большинстве конкурсов не хватает.

С.Н.: Планируете ли вы в будущем участвовать в проектах КД?
А.Б.: Планирую. Проекты КД перспективны. Они пополняют портфолио для дальнейшего трудоустройства. А если проект феноменальный, то можно развиться в нем, получить инвестиционную поддержку, выиграть грант.
Но важнее то, что мне нравится заниматься проектной и научной деятельностями в команде. Раньше я выступал один со своими проектами, у меня был только научный руководитель. Сложно защищаться в одиночку, можно переволноваться или что-то забыть. Мне нравится в кружковых проектах, что они допускают командную работу. Вас много, разных людей, которые отвечают за свои секторы работы, вы соединяете ваш труд в одно единое целое, и вам нравится, как оно работает.

С.Н.: А как у вас обычно собирается команда? Кто в ней участвует?
А.Б.: Команда собирается под определенный проект. Общий шаблонный список людей в ней: руководитель, разработчики и специалист по расчету рисков и развитию. Для расчетной части – составления смет, оценки рисков и т.п. – мы берем в команду людей, которые этим занимаются по учебе: экономистов и управленцев. Распределяем роли в зависимости от нужных проекту навыков. Но вообще вся работа выполняется вместе: мы собираемся и советуемся.

С.Н.: Проект обычно готовится под конкретный конкурс или бывает, что он возникает сам по себе?
А.Б.: Наоборот, чаще в кружке возникает у кого-нибудь идея, мы обсуждаем ее и решаем, понравится ли она всем, можно ли ее куда-то внедрить, пусть в тот же самый институт, и с чем выступить потом на конкурсе. Мы советуемся между собой, с руководителем проекта и с наставником. Если тому понравился проект, то он предложит его на высшем институтском уровне, чаще всего директору, и тогда мы можем получить поддержку, в том числе и финансовую, от вуза.

С.Н.: Назовите, пожалуйста, какой-нибудь пример такого проекта, который вы сделали, а его потом высоко оценили.
А.Б.: Мы в этом году изучали, как работать с VR-очками, но у нас были старые очки, с проводами, в них нельзя далеко отойти. Мы запросили у института беспроводные очки. Институт дал, но потребовал за это определенный результат. Мы все сели за работу, и у нас получился видеокурс про погрузочно-разгрузочные работы на железнодорожных путях. Чтобывы понимали, для этого нужно было создать атмосферу, как будто вы прямо сейчас стоите на асфальте, и чтобы это был полнейший интерактив: можно было бы потыкать кнопки, что-то позапускать и покрутить. Мы сделали большую работу и даже успели создать в VR все виды разъединителей, которые сейчас существуют, и лабораторную работу по ним. И все полностью озвучили, чтобы слушатель прошел на тренажере курс лекций по данному направлению и ему не нужно было сидеть полтора часа после этого на занятии. Такая подача материала позволяет лучше его усвоить. Проект сейчас имеет название «Устройство и эксплуатация электровозов в VR» и участвовал в «Архипелаге». Мы от этого проекта почувствовали даже какую-то эйфорию. Нам понравилось наблюдать, как маленькие частички работы каждого слились в один результат. 

Скриншот обучающего тренажера «Устройство и эксплуатация электровозов в VR»
С.Н.: Звучит вдохновляюще. Возможно, только так и стоит делать научные проекты. Спасибо!

Наталия САЮКИНА | Специальный корреспондент КД НТИ

На фото: 
Лаборатория знаний
Источник фото: 
Архив КрИЖТ
Фото: 
Наталия САЮКИНА